June 18th, 2018

ассамблея 13
  • megana

Анонсы мероприятий Ассамблеи, часть 6

Встреча с писателем Феликсом Х. Пальмой
Феликс Пальма, почетный гость Петербургской фантастической ассамблеи, – автор, который виртуозно микширует в своей «Викторианской трилогии» миры и героев, созданных воображением Герберта Уэллса, Эдгара По, Артура Конан Дойла, Говарда Филипса Лавкрафта, – и придает им новые уникальные черты. Блестящее постмодернистское ироническое обыгрывание авантюрно-приключенческого канона – что удивительно, если учесть, что автор не англичанин и даже не американец, а испанец родом из городка Санлукар-де-Баррамеда. Как ему это удалось, почему именно викторианская эпоха привлекла внимание писателя, чем вообще сильна современная испанская жанровая литература – обо всем этом вы сможете спросить Феликса Пальму во время традиционной встречи с нашим почетным гостем, которая пройдет в рамках Фантассамблеи-2018. Готовьте свои вопросы, друзья!

«Русский хоррор XIX века: зарождение, развитие и становление». Доклад М. Гинзбург
Судьба хоррора как литературного жанра в России сложилась непросто, повторяя причудливые зигзаги исторического развития нашей страны. Особенно жестоким к жанру был двадцатый век, когда хоррор был вынесен за рамки культурного поля. Однако стараниями писателей — звезд девятнадцатого века хоррор все же успел оформиться как самостоятельный жанр, в котором созревали жемчужины мысли и шедевры словесности.
- Первые ласточки: вольные переводы с иностранных языков.
- Становление жанра: самостоятельные произведения с использованием собственного, российского антуража — славянский фольклор и местечковые легенды.
- Трэш для бедных: кровавые лубки.

«Как писать, чтоб вас читали». Доклад О. Фикс
Роман с продолжением известен с викторианских времен. Именно в виде последовательно выходящих отрывков впервые увидели свет произведения Дюма, Диккенса и даже Достоевского.Тем не менее при упоминании о подобном жанре возникает мысль скорее о «Парижских тайнах» или «Пещере Лихтвейса», чем о шедеврах мировой классики. Казалось бы, что общего между такими романами? Но опытный взгляд сразу отметит характерные для жанра черты: самостоятельную значимость отдельных глав, нарастающий темп интриги, призванный удержать интерес читателя, и доступный язык, ведь журнал и газету читают не только ученые и эстеты.
Сегодня, когда печатная периодика утратила ключевую роль, роман с продолжением переместился в интернет. Выстроить отношения с читателем для писателя было важно и раньше, а уж процесс написания романа в Сети становится воистину интерактивным! Утром выложил главу — и в течение дня, исходя из комментов, у тебя есть масса возможностей оценить уровень написанного, что-то дополнить или исправить. У читателя возникает ощущение сопричастности и соавторства. Попутно решается проблема писательского одиночества. Возникает чувство, что трудишься в хорошей компании. К тому же никогда не знаешь, кто заглянет «на огонек». Случается, прилетают лайки и комменты от известных критиков и писателей. Опытом создания книг, соавтором которых становится интернет, поделится Ольга Фикс, автор четырех романов, написанных при участии Сети.